• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
13:14 

Юки и Рен.

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Итак, я собрался с мыслями и не ленюсь. Если интернет, наконец-то, загрузит этот пост, я буду счастлив.

О чем, собственно, речь. Несколько недель назад в мою голову прокрались два образа, которые я никак не мог родить. Ни текстово, ни внешне.
Нарисовал дохренище лиц, но ни одно меня так и не удовлетворило. И вот совсем недавно я понял, что, наконец-то, нарисовал то, что было нужно. Презентую.

Юкихико. Сокращенно - Юки. 23 года. Хост в хост-клабе "Чайная роза". Заведение исключительно для мужиков с толстыми кошельками, оплата только наличными, вход только по приглашениям.
За отдельную плату может выполнить любую просьбу клиента, вплоть до постели. В общем, блядина Юки еще та.
Изначальный вариант Юки выглядел так, но мне показалось, что для 23х он выглядит очень молодо, да и стрыжка какая-то... Как после тифа =_="
Его история начинается с 14 лет, когда он в кафешке на набережной познакомился со своим любовником Реном. Тогда Юки только начинал ходить в старшую школу.
Так уж получилось, что в тот момент мамаша Юки запила и выгнала его из дома. Юки взял все деньги, которые нашел в доме и свалил на поиски приключений, которые его нашли в соседнем квартале. Рен без впросов приютил его у себя на год и когда понял, что у него к сопляку любовь-морковь, признался. Собственно, именно это Юки и напугало до ужаса. Он на следующий же день слинял от него. Даже школу сменил, чтобы Рен не пождидал его после уроков и больше на связь не выходил.
Юки - очень легкомысленный парень. Честно говоря, ему плевать на будущее. Живет одним днем, назад не оглядывается. В пятнадцат лет он так испугался ответственности, которая свалилась на него, что просто сбежал. Хотя сам Рена из виду никогда не терял.
Когда он закончил школу, оценки были настолько низкие, что ни один колледж не взял бы его на дальнейшее обучение, поэтому пришлось сразу пойти работать. Сначала в кафе, потом в цветочном магазине, а потом один из клиентов этого магазина пригласил его работать хостом. Внешние данные были на высоте, вытягивать сладкими речами деньги у клиентов у Юки получалос блестяще, так почему бы и нет? Он согласился. Понадобилось всего полгода, прежде чем из неопытного салаги получился хост №1. Ну и клиенты, что бы их обслуживал кто-то помоложе. Впервые переспал он с клиентом в 21 год. Не смог отказать, уж очень он был похож на Рена. А уж после этого понеслась...
С Реном он снова встретился чисто случайно спустя восемь лет. Ностальгия замучила, захотелось в ту самую кофешку на набережной.
За что боролся, на то и напоролся.


Рен. 28 лет. Раньше работал в офисе, но по некоторым причинам (нехер драться с боссами своими) был уволен. Теперь работает в фирме по сбору долгов. Разведен. Есть ребенок - мальчик.
И сейчас Рен выглядит так.
Рен никогда не считал себя геем, но после встречи с Юки понял, что втрескался по самые яйца.
Когда они встретились, Рену было 19 и он никогда не испытывал ни к кому такого сильного влечения, которое испытал единожды увидев Юки. И хотя сам он считает, что "любовь с первого взгляда" - чушь собачья, но в груди екнуло. Второй раз екнуло, когда Юки ел мороженое и облизывал ложечку языком и губами. Ничего более эротичного Рен в жизни не видел.
Священный "ту-дум" его посещал и в остальное время: когда Юки выходил из душа, обернутый в одно только полотенце, когда ночью он прижимался к Рену (спали они вместе потому, что гостевого футона у Рена отродясь не было), когда во время просмотра дебильных фильмов Юки клал голову к нему на колени... И так далее.
Нет, Рен честно уверял сам себя в том, что к ребенку ничего чувствовать не может - к тому же к парню - да и вообще, педофилия карается. Но эта "невинная" падлюка продолжала соблазнять самыми разными способами. Последней каплей был вечер, когда Юки сел к Рену на коленки верхом и укусил за ухо. На следующее утро Юки не пошел в школу, ибо болела задница, а Рен отпросился с института и ухаживал за "потерпевшим".
Ни один из них не заикнулся о том, что теперь они любовники, и решили так все и оставить. Рена это бесило, но пересилить себя он так и не смог. Хотя чувства он никуда деть так и не смог и они, словно снежный ком, все накапливались и накаплвались.
Прорвало его на Рождество. Первое рождество вместе, под котацу, завернутые в теплый плед с бутылкой шампанского, которое они пили прямо из горлышка. Тогда-то Рен и не выдержал. И признался.
И на следующий день Юки он в квартире не обнаружил.
Первые полгода он пытался его найти, потом сдался. Полностью погрузился в учебу, готовился к экзаменам, а после успешной их сдачи - сразу вышел на практику. А уже через 3 месяца его взяли на работу как полноценного сотрудника.
Женщина, которой Рен женился в 23 года, была старше. 100%ая карьеристка, ей было глубоко плеват на отношения и семью в общем, но Рен в тот момент слишком устал от одиночества, а искать отношения просто не было времени.
После свадьбы Рен купил квартиру недалеко от офиса, куда они вместе с женой Рейко и переехали. Отношения у них скорее были дружеские, чем любовные. Да и секс больше был необходимостью, чем удовольствием. Но теперь Рену хотя бы одиноко не было.
Разлад пошел сразу после того, как Рейко узнала, что беременна. О родах она даже слышать ничего не хотела, ребенок ей был совершенно не нужен. Рен ее несколько недель уговаривал оставить ребенка. Рейко пошла на уступки со своими условиями: во-первых, сразу после родов брак они расторгают, и, во-вторых, ребенок никогда не узнает, кто является его матерью. Естественно, воспитание, забота и так далее ложились на плечи Рена, но он согласился безоговорочно.
Мальчик родился поздней весной и назвал его Рен Юкихико.
3 года Рен, как отец-одиночка, был в декретном отпуске, а после него его из офиса уволили. Босс что-то ляпнул про то, что Рейко оказалась шлюхой, за что получил несколько раз по щщам. После этого случая на работу Рен не выходил. Старый знакомый из колледжа помог ему устроиться на работу сборщиком долгов, где он сейчас и работает почти год.


@темы: творчество, личка

23:55 

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Кэп меня сегодня весь день мотивирует, ага..) Началось с простого "Я читаю мангу по БДСМу", а закончилось "Как тебе нарисовать Джека - рабом или хозяином"? Ну и, когда я сказал, что хочу Джека-хозяина, то вдруг представил, как бы пиздато Джек смотрелся в роли раба. Очень кстати пришлась и Дороти, которая классно вписалась в хозяйку. )
Итак, Джек Кэпа, в немецкой форме, по всем традициям. Господи, он просто ниебически шикарен.
И мой Джек в качестве раба, который меня тоже нереально радует. Хотя больше радует даже именно Дороти. Секси-бич. хД
А еще Кэп повеселил меня зарисовочкой Дио и Сеикавы. Ванильные бытовухи - очень классные! Тык.

@темы: творчество, личка

17:00 

Первая встреча. Нисеевское.

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Фэндом: Loveless
Персонажи: Нисей, Сеймей, Мимуро
Рейтинг: G
Жанры: POV
Статус: закончен


Это случилось летом, как раз перед моим днем рожденья. Сделал себе подарок, мать твою...
К слову сказать, я никогда к этому не стремился. Ну, быть Бойцом, я имею ввиду. Отец говорил, что наша семья принадлежит к людям Владеющим Силой. Он и сам был Бойцом. Чистым. Но мне на это было всегда плевать. Я искренне верил, что если откажусь от поступления в Шичисей, что и сделал, когда деловые дяди в костюмах приперлись в наш дом, мне никогда не встретить Жертву, не потерять свободу... Глупец.
Так вот ЭТО случилось летом, за десять дней до дня рожденья.
Мы с Мимуро гуляли тогда в парке, недалеко от станции Сибуя. У него появился к тому моменту Боец и он мог трещать только о нем. Это раздражало. Даже нет, - это бесило. И дело было вовсе не в том, что теперь его уши были для меня недоступными, хотя, признаюсь, у Мимуро очаровательные уши и я очень хотел бы их себе. К тому же всем в округе было известно, что он питал ко мне далеко не дружеские чувства... Нет! Меня раздражало то, что от этой связи все становились, будто бы, зависимыми. Пленники своего Имени. Других таких я не знал, но то, что рассказывал мне семпай (так я называл его только в шутку, но он и на самом деле был старше меня, и жутко этого стеснялся), было достаточно. Самым удивительным было то, что они радовались этой зависимости. Они ждали ее, как манны небесной.
- Ты так говоришь только потому, что не испытывал ничего подобного, - говорит Мимуро и снисходительно улыбается. - Уверяю, ничего прекраснее в жизни нет, чем найти человека, предназначенного тебе судьбой.
- Я предпочитаю сам выбирать себе судьбу. И кстати, всегда полагал, что моя судьба - ты, - соблазнительно улыбаюсь и позволяю своей руке как бы случайно задеть его поясницу. Мимуро поражает своей чувствительностью... Он передергивает плечами и мучительно-томно прикрывает глаза.
- Нисей, перестань... - он облизывает в момент пересохшие губы и умоляюще смотрит. - Я не могу... Мей будет страдать...
Одно упоминание об этой писклявой пигалице сбивает весь мой боевой настрой. Хочется заехать ему по лицу и насильно лишить ушей. Если бы мы были в моей комнате, так бы и сделал. Мимуро и сам, кажется, сожалеет о сказанном: глаза грустные, плечи и ушки опущены. Но слов назад не берет, защищает. Жертва, твою мать.
Мы долго идем по аллее и молчим. Говорить совсем не хочется. Последние пару месяцев все темы заканчиваются его Мей. Я не знаю, что сказать. Похоже, мы становимся все дальше и дальше друг от друга. Не знаю, как его, а меня это даже угнетает. Мимуро, пожалуй, единственный человек, знающий обо мне чуть больше, чем остальные. Я считаю его другом.
На детской площадке, как ни странно, мало народу. Обычно по субботам тут детей пруд пруди, именно поэтому я и отказывался сюда ехать. Но сегодня иначе. Мы садимся на лавочку напротив этой площадки и сидим долго в тишине, которую нарушают лишь детский смех и пение птиц. Солнце печет в голову, и я даже немного сожалею, что не взял кепку. Да и одет во все темное, жарковато. Мимуро же во всем белом, да и сам по себе он светленький. Короткие волосы... И, боже мой, эти голубые глаза... Красота.
- Нисей, пожалуйста, не обижайся! - все же не выдерживает он. - Я не знаю, как тебе это объяснить, но ты должен понять. Ты же мой друг! Я люблю Мей. И, кажется, всегда любил. И буду...
- О, прошу, только без этого... Все эти сопли по поводу «Я буду любить ее вечно» оставь киношникам. Боже, ты превращаешься в обычного...
- Я и есть обычный, - удивляется он, и ушки встают дыбом. Я похотливо улыбаюсь.
- Ага, как же... Мне-то не заливай. - этот придурок и правда не понимает. - Мимуро, тебе всегда нравились парни.
Святая простота. Он заливается нежным румянцем, словно девица на выданье, а глаза делаются круглыми. Будет спорить...
- Это не так! - ну вот, я же говорил. - Мне всегда девушки нравились!
- Ага, особенно в том клубе, когда я еле оторвал тебя от паренька с пирсингом в сосках. Очень «натурально», ничего не скажешь.
- Это было для пробы, - нет, это невероятно. Он краснеет еще больше и прижимает уши к голове.
- Это было несколько раз. Не ври самому себе, - если уж и бить, то прямо в цель. - Думаешь, я не вижу, как ты на меня смотришь? - срабатывает. Мимуро замирает. - Я вижу. И не только, как ты смотришь, между прочим. Твое напряжение в штанах тоже заметно, знаешь ли, - он опускает голову и молчит. Блин, перестарался. - Я не говорю, что это плохо, ты мне тоже нравишься...
- Это не так. - перебивает он и сжимает ладони на коленях в кулаки. Долго дышит носом, а потом решается и выдает. - Есть две причины, по которым я на тебя так смотрел.
- Ну... Просвети меня, - признаюсь, интересно. До чертиков.
- Первая и основная - я хотел, чтобы ты стал моим Бойцом. - это предсказуемо. Даже не удивляюсь. Как-то раз он сделал пару намеков, но я не обратил на них внимания. Киваю головой и жду других пояснений. - Ты будешь злиться... - говорит он. В груди у меня появляется странное вязкое чувство. Ничего особенного, но как-то не по себе... - Я всегда представлял тебя в платье и думал, как о девушке... - Мимуро поднимает глаза и смотрит исподлобья. Ждет реакции.
А я не могу сосредоточиться. Чувство в груди все усиливается, зрение не фокусируется, да и вообще все плывет. Мне становится так страшно, что я вцепляюсь пальцами в лавочку и стараюсь не упасть. Мимуро понимает меня не так...
- Прости, я так и знал, - заткнись, идиот, - что ты будешь злиться... - просто заткнись, ладно? Не говори ни слова... - Нисей, я не хотел тебя обидеть, это ведь был комплимент, ты невероятно красивый... - его голос растворяется и глушится. Он меркнет. Все в этом мире становится блеклым и одноцветным. Серым? Белым? Прозрачным? Я не знаю. Я не понимаю этого цвета. Внутри меня творится такое, что не описать! Все горит! Я весь горю! Кончики пальцев трясутся, и я сжимаю ладони в кулаки, наклоняю голову к коленям. Плечи трясет мелкой дрожью, голова кружится, причем даже больше, чем когда я сидел ровно. Откидываюсь на спинку и смотрю широко распахнутыми глазами в ясное небо и не вижу ни черта! Гадство!
Все похоже на фильм, или компьютерную игру, когда показывают чьи-то воспоминания или типа того. Ну, вы понимаете, думаю... Размытость предметов, легкое подсвечивание, силуэты людей, которые серые и невзрачные, и это чувство... Тот пожар в груди... Он постепенно утихает и превращается во что-то другое, что-то мягкое, немного стягивающее, но не настолько, чтобы жаловаться. Это приятное чувство, тянущее, зовущее.
А потом я поднимаю голову и вижу Его. Он одет в темное: кажется, темные брюки прямого покроя, белая рубашка с коротким рукавом и темно-синий пуловер. Ботинки начищены до блеска. Волосы короткие, иссиня-черные, едва достают до плеча, закручиваются на кончиках. Сине-сиреневые миндалевидные глаза, с чуть поднятыми внешними уголками. Тонкий изящный нос, в меру пухлые губы. И, о боже, ушки! Маленькие, аккуратные ушки, которые сейчас навострены. В одной руке он несет книгу, а второй держит за руку маленького мальчика. Наверное, брат. Мальчишка что-то ему рассказывает, а он внимательно слушает и улыбается.
Наши глаза встречаются только один раз, но и этого достаточно. Прошивает, словно молния. Он отправляет ребенка на детскую площадку, а сам, неспешной походной, направляется в нашу сторону. Мне кажется, проходит целая вечность. Ерзаю на лавке, борясь с желанием встать и пойти на встречу.
- Привет, - говорит незнакомец и ласково смотрит мне в глаза, - мое имя Сеймей.
- Сеймей, - чувствую себя идиотом, но не могу не повторить за ним. Да-да! Это имя ему очень идет! Еще несколько раз прокатываю его на языке, но уже не вслух, про себя.
- А тебя как зовут? - он присаживается рядом, между мной и Мимуро и поворачивается ко мне в пол-оборота. Кажется, друг не особо против. И еще, жуткое подозрение, что он все понял.
- Нисей Акаме, - говорю как зачарованный, не в силах оторвать глаза от его прекрасного лица.
- Что ж, мне приятно познакомиться. - на его губах милая улыбка, глаза чуть прищурены. Он выставляет руку для рукопожатия и я, не задумываясь, принимаю ее. В этот момент происходит что-то неправильное, то, от чего я бежал всю жизнь...
- Что это? - в общем-то, вопрос никому не адресован, просто слетает с губ, но Сеймей отвечает.
- Это наша Связь, Нисей. Я твоя природная Пара. Beloved. Знаешь что-нибудь об этом?
- Beloved? - до меня, хоть и с запозданием, начинает доходить, во что я только что вляпался.
- Да. - он устало вздыхает. - Ты мой Боец, Нисей. И ты должен во всем меня слушаться.
- Чего?! - начинаю было возмущаться, но его взгляд словно холодной водой меня окатывает.
- Спокойней, - все так же ласково говорит он, но в голосе стальные нотки. Его невозможно не слушать. - Рицка не должен ничего знать. Пока что. - он кивает на мальца на качелях и снова поворачивается.
- Так ты, получается, моя Жертва?
Сеймей трет переносицу и хмурится.
- Нет, - на губы возвращается нежная улыбка, но глаза холодны, как лед. - Ты мой Боец, ты просто мой, если можно так выразиться. И ты примешь это как данность. Не спорь, - перебивает он, когда видит, что я собираюсь высказаться по этому поводу. - Не стоит со мной спорить.
Мы некоторое время сидим в тишине. Он смотрит на Рицку, я смотрю на него. Я уже готов возненавидеть этого мелкого уродца.
- А почему ты не можешь быть моим? - не выдерживаю и задаю вопрос. Сеймей отвечает не сразу и сначала мне даже кажется, что ответа я так и не дождусь. Но он отвечает, не отрывая взгляд от брата.
- Потому что для меня существует только Рицка. Я могу принадлежать только ему, а он - мне.
Исчерпывающе, ничего не скажешь.
- Тогда я тоже не хочу быть твоим. У меня, в конце концов, есть Мимуро. - деланно равнодушно говорю я, но Сеймей только посмеивается.
- Поверь, мне безразлично кто твои друзья, с кем ты спишь и так далее, - его ласковая улыбка бьет больнее хлыста, обиднее пощечины.
Получается, все, что мне говорил Мимуро, не правда. Хотя у них с Мей любовь-любовь. Может быть, у нас со временем тоже появится?..
- Давай встретимся в другой день, сегодня я занят. - говорит он и, наконец, поворачивается ко мне. - Дай мне свой номер телефона, и я перезвоню на днях. Ведь ты же хочешь дать мне номер, да, Нисей? - говорит он с нажимом.
Нет, не хочу, - прокручиваю в голове ответ, в то время как сам же диктую ему эти злополучные цифры. Сеймей снова ласково улыбается. Создается впечатление, что эта улыбка вообще не слезает с его лица. Знать бы еще, когда она искренняя.
- Тебе лучше уйти сейчас, - говорит он тоном, не терпящим возражений. - Не хочу, чтобы Рицка запоминал ваши лица, ему это ни к чему. Из нас двоих, хотя бы у него должно быть нормальное детство, - он снова смотрит на брата, да такими влюбленными глазами, что мне становится даже завидно! - Жди звонка. - кидает он на ходу и идет к Рицке, не оборачиваясь.
- Пойдем. - коротко говорю приятелю и поднимаюсь с лавочки. Мимуро молчит, настороженно прижав уши к голове, а я не знаю, что сказать.
Я вляпался. Так сильно, что уже ничего и не сделаешь. То мягкое и пушистое, что раньше сидело в груди, теперь превратилось в колючую проволоку. Наверное, именно она меня заставляет обернуться несколько раз.
- Нисей, ты как?..
- Я по уши в дерьме! - говорю слишком громко, несколько девушек оборачиваются: кто-то смеется, кто-то осуждает... Плевать. У них нет этих проблем. У них нет Сеймея! Боже, как же им везет!
- Ну, подожди, - успокаивающе гладит он меня по спине, - может быть, он при мне себя вел так, хотел показать, что в Паре он хозяин... Я уверен, все хорошо. Пары друг друга любят...
- Я не хочу быть чьей-то Парой, я не хочу быть Бойцом, я ничего этого не хочу, Мимуро!
Он лишь вздыхает с сожалением и хлопает меня по плечу.
Будь проклят этот день, будь проклят этот парк, будь проклята минута, когда я его встретил. Я ненавижу все, что связано с Силой. И Сеймея - больше всего. И люблю.
Мы выходим из парка сразу к автобусной остановке. Сеймей так ни разу и не обернулся.

@темы: творчество

23:52 

Одно утро из жизни Нисея Акаме.

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Одно утро из жизни Нисея Акаме.
Автор: Seimei/Nisei_Beloved
Фэндом: Loveless
Персонажи: Нисей, Сеймей (основные); Рицка/Соби (упоминаются)
Рейтинг: R
Жанры: Джен
Размер: Драббл
Статус: закончен

 

- Ненавижу детей, - шипит в очередной раз Нисей и поднимает воротник теплого драпового пальто. В этом году ноябрь настолько холодный и ветреный, что не спасает даже вязаный Чиякой-сан шарф. - Мелкие ушастые уродцы.

Он достает из глубокого кармана пачку сигарет, с наслаждением закуривает и выпускает дым тонкой струйкой. Его моментально подхватывает порывистый ветер и уносит вдаль, смешивая с воздухом. Эту детскую площадку Акаме знает уже наизусть. Знает так же, как и дорогу до нее - пошагово. Сегодня малышни тут не много, однако, нашлась парочка сумасшедших мамаш, которым приспичило выгуливать своих чад в такую паршивую погоду. Радует только одно: завтра суббота, а по субботам Рицка не учится. Значит и у него, Нисея, никаких дел и можно отсидеться дома, понежиться в теплой ванне, выпить пару чашек горячего кофе и посмотреть фильм, лежа на кровати. Если, конечно, его ненаглядной Жертве не стукнет в голову очередной «гениальный» план по захвату мира и разрушению дебильной школы.
Боец раздраженно фыркает.
- Тоже мне, Наполеон. - он кидает на асфальт окурок и достает новую сигарету. Зла на Сеймея не хватает, честное слово. Завоеватель, мать его. Но даже эти амбиции и большие надежды на правление всеми и вся Нисей выдержать может. Он вообще все выдержать может без упреков... Но слежка за мелким Аояги - это же просто ужас! Сеймею-то все равно жарко на улице или холод собачий. Он за братцем следить не может, в мертвяках числится. Да ему и не зачем, когда есть такой безотказный Боец. Попробуй тут отказать, как же...
-Молодой человек, как Вам не стыдно! - перед Акаме, подбоченясь, стоит молоденькая мамаша. Судя по всему, она совсем недавно сбросила ушки. Год назад, может быть два... Не больше. Хотя и старше Нисея года на три. На безымянном пальце красуется кольцо. Нисей усмехается.
«Скорее всего, выскочила замуж по залету.» - вертится у него в голове, от чего ухмылка перерастает в ехидный оскал.
- ...Тут же дети! - продолжает она гневную тираду. - Зачем Вы курите и мусорите на детской площадке?
От возмущения и раздражения ее брови приподнимаются, глаза становятся шире, делая ее непривлекательное, по мнению Нисея, лицо еще более уродливым. Он щурит глаза, затягивается сигаретой, а потом выпускает дым прямо на нее.
- Кисонька, если ты хочешь познакомиться с мужчиной своей мечты, никогда не поднимай тему детей. - Акаме зажимает сигарету губами и вытаскивает из-под шарфа длинные волосы, рассыпая по плечам. Так, кажется, даже теплее.
Девушка зло бросает «Нахал», выплевывая это слово, словно самое грязное в мире ругательство, и убегает. А Нисей бессовестно хихикает и продолжает курить.
Обзор отсюда - лучше не придумаешь. Весь школьный двор как на ладони. И когда у главных ворот появляется Агацума, Нисей сосредотачивается и едва заметно щурится. Соби он ненавидит всеми фибрами души. Однако сегодня его появление несказанно радует: если уж Агацума приходит, то скоро у Рицки закончатся уроки, а значит скоро Нисей сможет забежать в близлежащую кафешку и согреть окоченевшие на ветру пальцы о чашку горячего шоколада или каппучино.
Расчеты верны. Мелкий выходит почти сразу. Как всегда, в сопровождении грудастой девчонки и еще одного паренька, такого же мелкого засранца, возраста Рицки. Розоволосая щебечет, не затыкаясь, дергает Аояги за рукав, приглашая погулять, но Рицка отказывается, берет Агацуму за руку, предварительно попрощавшись с этими двумя, и идет в противоположную сторону, к дому. Нисей спрыгивает с лавочки, натягивает шарф на нос и идет за ними. Ветер дует в спину, подгоняя, разбрасывая волосы, путая пряди. Акаме пихает руки в глубокие карманы и сутулится. Осталось совсем немного.
Около дома эти двое останавливаются и о чем-то беседуют и на мгновение Нисею кажется, что его засекли, рассекретили. И когда он уже почти поддается панике и собирается обозначить себя, как Бойца, раскрыв систему, Соби наклоняется и целует Рицку. Нисей на секунду впадает в ступор, а потом становится настолько смешно, что он еле сдерживает в себе рвущийся наружу хохот. Эта сушеная вобла целует мелкого Аояги! Педофил несчастный!
Это даже забавно: Сеймей не достался, так Рицку хоть себе заиметь.
Нисей мерзко хихикает и разворачивается. На сегодня его миссия выполнена.

- Как это, поцеловал? - недоумевает Сеймей и ушки у него стоят торчком от волнения. Нисей еще ни разу его таким не видел, даже щеки краснеют.
- Ну, знаешь, это когда вытягиваешь губы и... - Нисей складывает губы бантиком и чмокает.
- Прекрати, - Аояги передергивает плечами и брезгливо морщится.
- Да, еще! - подливает масло в огонь Боец. - Рицка тааак обнимал его за шею... Ууух, я возбудился.
- Перестань, Нисей! - Сеймей хмурится и складывает руки на груди.
- Ты что, завидуешь Рицке? - откровенно издевается брюнет. - Ой, а хочешь я сам тебя поцелую? Только мне предварительно надо будет встать на табуретку, чтобы наклониться и ты такой на цыпочках ко мне тянешься... Только это, Сей, можно я волосы высветлять не буду? Мне мои нравятся.
Сеймей приближается стремительно, наматывает длинные пряди Акаме на руку и больно дергает, притягивая к своему лицу так близко, что на секунду кажется - правда поцелует. Лицо Жертвы обманчиво-нежное, глаза с поволокой. Это выражение хорошо знакомо Нисею - в такие моменты Сеймей очень зол. Он жарко дышит прямо в губы Бойцу, и по спине у Акаме пробегает стая мурашек. Адреналин с бешеной скоростью впрыскивается в кровь в ожидании чего-то больного.
- Не зарывайся. Знай свое место, Нисей, - спокойно говорит Аояги.
- Да как же тут забудешь, милый? - из глотки вырывается нервный смешок, в глазах бешеный блеск. Сеймей отпускает волосы и удаляется в другую комнату. - Ну куда же ты? - в притворном разочаровании стонет Нисей. В ответ ему хлопает входная дверь и квартира наполняется тишиной. - Придурок, - констатирует Акаме и заваливается на диван.

 


@темы: повседневка, творчество

22:50 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:12 

Кухонные разговоры.

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Я просыпаюсь в холодном поту. Буквально подскакиваю на кровати, принимая сидячее положение, тяжело дышу и судорожно пытаюсь нащупать рукой на стене выключатель. Сонно тру глаза и осматриваюсь по сторонам в поисках малейшей угрозы - ничего нет.
Как и следовало ожидать, это всего лишь сон. Но я впервые вижу свою смерть настолько красочной и реалистичной.
Несколько раз по телу пробегают мурашки. Я передергиваю плечами, несколько раз глубоко вдыхаю-выдыхаю, а потом выбираюсь из постели и выхожу на балкон. Ночной ветерок пропитан влагой и приятно холодит горячую кожу, запутывается в черных кудряшках, залезает под ворот пижамной рубашки и растворяется под ней. Вокруг ни звука. Все словно замерло в этой бархатной темноте, практически осязаемой на ощупь. Я слышу, как с пляжа доносится шум морского прибоя, мягко, почти любовно, омывающего нежный песок. Наверное, после такого жаркого дня и не менее теплой ночи вода сейчас как парное молоко. Улыбаюсь собственной мысли и снова смотрю по сторонам.
Ночь наполнена удивительными красками, которые днем, под ослепительным сиянием солнца, блекнут и меркнут.
Наш балкон, увитый ночьным вьюном, сейчас выглядит чуть ли не сказочно. Цветы на стебле растения переливаются оттенками от бледно-лилового до нежно-розового. Одни бутоны чуть больше, другие чуть менше, некоторые распустились уже полностью, другие только начинают выставлять на обзор свою красоту однобокой луне, одиноко повисшей на темно-синем плюшевом покрывале неба.
Сегодня беззвездная, но удивительно лунная ночь. Таких в июне бывает мало. Вот в июле - пожалуйста, любуйся, не хочу.
Ветерок еще раз ершит мои волосы и я обхватываю руками себя за плечи, решая побыстрее ретироваться в теплую комнату. Быстро накидываю на озябшее тело махровый халат и шлепаю босыми ногами на кухню, где уже, покачиваясь на стуле, сидит Нисей.
-Доброй ночи, - приглушонно здоровается он, будто пытаясь никого больше не разбудить. Но в доме мы одни.
-Доброй, - вторю ему больше по инерции, чем из вежливости. - Будешь кофе?
-Нет, спасибо, - вежливо отказывается он и продолжает молчать.
Я тоже не против. Достаю из холодильника молоко, ставлю на плиту чайник, но в последний момент передумываю, решая ограничиться только молоком. Наливаю его в стакан, ставлю в микроволновку на 30 секунд. Акаме все это время внимательно наблюдает за моими действиями. Я дожидаюсь, когда микроволновая печь издает 3 писчащих звука, потом достаю молоко и добавляю туда чайную ложку сахара.
-Это твое новое изврщение? - Боец улыбается уголками губ и чуть щурит зеленые глаза.
-Мисаки часто делала так для меня в детстве, когда я не мог заснуть, - отпиваю несколько глотков и с наслаждение чувствую, как внутри разливается сладкое теплое локомство. - Оно очень расслабляет и успокаивает. Хочешь попробовать?
-Я предпочитаю рассабляться иначе, - такая явная пошлость заставляет поморщиться, но я продолжаю молчать. - Хочу.
Всматриваюсь в его лицо, пытаясь найти хоть тень насмешки, но не нахожу. Там только любопытство и стыд от невпопад брошенной фразы.
Протягиаю бокал и дружелюбно, почти нежно, улыбаюсь, неотрывно смотря ему в глаза.
-Что, прямо из твоего можно? - киваю головой, мол "можно", и продолжаю улыбаться.
Нисей осторожно пробует на вкус питье маленьким глотком, задерживает жидкость во рту, прогоняя ее по языку несколько раз, а потом сглатывает и делает еще один большой глоток. Я победоносно улыбаюсь.
-Вкусно. - констатирует он факт, неизвестно чем пораженный больше: тем, что ему и правда понравилось или тем, что я разрешил выпить из своей посуды. Он, напоследок, делает еще глоток и протягивает мне кружку назад.
В несколько больших глотков я допиваю сладкое молоко и сразу мою за собой кружку, ставлю на сушилку и разворачиваюсь к Бойцу.
-Спать-то идем? - он кивает головой и поднимается со стула, проходит мимо меня и направляется в свою комнату. - Нисей, пойдем со мной?
Кажется, он ошеломлен. Если честно, то я и сам потрясен своими словами. Уж точно не хотел этого говорить, хотя много раз возникали такие мысли.
Акаме коротко кивает, перекидывает тяжелые прямые пряди волос за спину и разворачивается. Я открываю перед ним дверь в свою комнату, а он неловко топчется несколько секунд на пороге, прежде чем зайти. Захожу следом, прикрываю дверь и снимаю халат, вешаю его на крючок, скидываю тапочки и забираюсь на постель, хлопая рукой рядом с собой. Нисей присаживается, снимает с себя футболку и небрежно кидает ее на пол, а потом забирается с ногами под одеяло и ложится на свою часть кровати, услужливо предоставленную мной на эту ночь. Я поворачиваюсь на спину, закидываю руки за голову и долго смотрю в потолок, пытаясь разглядеть в чернильной темноте все его изъяны.
Спустя несколько минут, слышится ровное дыхание Бойца. "Наверное, заснул", - проскользает в голове и я улыбаюсь уголками губ.
-Мне снова снился кошмар, - шепчу я непонятно зачем и поворачиваю голову к своей Паре, инстинктивно прося поддержки.
-Так и знал, - не открывая глаз отвечает шепотом Акаме. Между бровей появляется глубокая складка и, хотя глаза закрыты, я вижу как каждый мускул напрягается на его лице. - Что опять?
-Я умер. И самое смешное и нелепое - меня убил брат, - горько усмехаюсь, понимая, что этот сон может вполне стать реальностью. Рицка, хоть и души во мне ни чает, будет защищать Соби до последнего. Для него теперь он - смысл жизни. Не я. За последние несколько лет все координально поменялось и винить кого-то в этом я не имею права. Если уж и винить, то только себя-любимого. И ведь не докажешь же, что хотел как лучше. За что боролся - на то и напоролся, как говорится.
-Эй, - Нисей поворачивается боком и осторожно дотрагивается до макушки кончиками пальцев, - не переживай. Это был всего лишь сон. Я никому не дам тебя в обиду, - мягко, но вполне серьезно говорит он и уже более смело обнимает меня, замечая, что я вовсе не протесную, как обычно.
Еще несколько минут мы лежим вот так, обнявшись. Нисей продолжает шептать "Я рядом" и под этот равномерный шепот я чувствую, как проваливаюсь в сон.


@темы: личка, творчество

01:15 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:42 

Находясь в Риме - поступай как римлянин.

Я устал тебя любить...

Устал делать это с отсутствием взаимности...

Я буду ждать...

Но ждать не с остановившейся жизнью, а с последними силами на её пробуждение...

В такие моменты кажется что чувства начинают угасать и они погаснут в итоге от твоего бездействия...


@темы: повседневка, творчество

14:39 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:39 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:36 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:40 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:51 

lock Доступ к записи ограничен

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:03 

Пой, Ангел

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Тихо гаснет свет в зале,
Наступает тишина...
Глаз не вижу, но я знаю,
Что ты смотришь на меня.
Губы замерли в улыбке нежной,
Пусть она тебе расскажет о другом.
Ты с другой уйдешь в субботний вечер
По дороге белоснежной под луной.
Все что было -было с нами,
Не жалею ни о чем.
Радость светлой грустью станет,
Если б вспомнить обо всем.
На щеке моей снежинка тает
И становится слезинкой, как тогда.
Я с другим уйду в субботний вечер
По дороге белоснежной навсегда.


@темы: творчество, стихи, личка

02:26 

Я верю/ Часть 2

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Название: Я верю
Фендом: Loveless
Автор: Тойре
Бета: Francheska Way
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, романс
Пейринг: Сеймей/Нисей
Статус: закончен
Предупреждение: Махровый ООС обоих персонажей, но я верю, что любовь меняет людей.
От автора: Эти двое так долго не отпускали меня: просто чудо-трава, да и только. Началось всё с того, что мне хотелось помучить Сеймея, а закончилось тем, что Beloved заставили меня думать о вере и любви. Наверное, недаром у них именно такое имя )).
Отказ от прав: не мое, а так хотелось бы.




читать дальше

@темы: творчество

02:23 

Я верю/ Часть 1

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
Название: Я верю
Фендом: Loveless
Автор: Тойре
Бета: Francheska Way
Рейтинг: NC-17
Жанр: ангст, романс
Пейринг: Сеймей/Нисей
Статус: закончен
Предупреждение: Махровый ООС обоих персонажей, но я верю, что любовь меняет людей.
От автора: Эти двое так долго не отпускали меня: просто чудо-трава, да и только. Началось всё с того, что мне хотелось помучить Сеймея, а закончилось тем, что Beloved заставили меня думать о вере и любви. Наверное, недаром у них именно такое имя )).
Отказ от прав: не мое, а так хотелось бы.

читать дальше

@темы: творчество

02:18 

Сеймей и Нисей Beloved

Находясь в Риме - поступай как римлянин.
– Это что, акт неповиновения? брови Жертвы Beloved сходятся на переносице.
– Именно, кивает Нисей и поднимает руку к глазам, демонстрируя, что нет для него в мире занятия важнее, чем разглядывание ногтей.
читать дальше

@музыка: Я танцую босиком на песке

@темы: творчество

01:01 

"Убить ЭМО"

Находясь в Риме - поступай как римлянин.

Kimi wa hikari. Boku wa kage.

главная